Импровизация в промышленных масштабах

176

Импровизированная бронетехника появилась ещё в годы Первой мировой, но по-настоящему активно её стали использовать во время гражданской войны в Испании.

Импровизация в промышленных масштабах

Основной темой для военно-технического творчества здесь стало изготовление импровизированных бронеавтомобилей. Тем не менее, определённое распространение получили и бронированные трактора. Менее мобильные, чем колёсные броневики, в условиях Испании они оказались не слишком востребованными.

Новый всплеск изготовления импровизированной бронетехники пришёлся на Вторую мировую войну. Наибольшее количество бронетракторов произвели в СССР, причём один из них, ХТЗ-16, даже был принят на вооружение и выпускался в промышленных масштабах. Сегодня, 20 июля, этой машине исполняется 75 лет.

Всё для фронта. Всё, что угодно

За первые три недели операции «Барбаросса» немецким войскам удалось нанести сокрушительный удар по Красной армии, в результате которого та за короткий срок лишилась более половины своих танков. Большинство из потерянных танков считалось уже устаревшим, и замена для них уже начала строиться.

Но среди потерь оказались и совсем новые Т-34 с КВ. Практически сразу после начала Великой Отечественной войны объёмы производства новых танков были пересмотрены в сторону резкого увеличения. Проблема была в том, что хотя на бумаге такие планы выглядят хорошо, на практике резкое увеличение выпуска ограничивалось серьёзными трудностями.

Особенно тяжёлой оказалась ситуация с лёгкими танками. По предвоенным планам основным лёгким танком должен был стать Т-50. Но эту машину только начали производить, да и с моторами для неё ситуация оказалась далеко не радужной.

Силовую установку для Т-50 делали на заводе №75 в Харькове. Здесь же находился завод №183, на тот момент основной производитель среднего танка Т-34. Неподалёку располагался и Харьковский тракторный завод (ХТЗ), основной производитель лёгких сельскохозяйственных тракторов. С 1937 года здесь выпускался лёгкий трактор СХТЗ-НАТИ, разработанный в 1935 году коллективом Научного автотракторного института (НАТИ).

Трактор этот также применялся в качестве артиллерийского тягача. Впрочем, подходил он для такой роли не очень хорошо. Используя наработки по СХТЗ-НАТИ, в 1935 году советские конструкторы создали специальный транспортный трактор, пошедший в серию как СТЗ-5.

Несмотря на схожий с танкостроительными заводами профиль ХТЗ, в планах 1941 года его производственная площадка как база для танкового производства не значилась. Не было её и в начале войны, поскольку даже для выпуска лёгкого Т-50 требовалось сильно переделывать производственные мощности. К тому же, как упоминалось выше, проблемы с силовой установкой сильно ограничивали возможности по выпуску этого танка.

А 13 июля 1941 года вышло постановление ГКО №124, согласно которому оборудование из начавшего строится нового цеха на ХТЗ отправлялось в Сталинград для монтажа его на Сталинградском тракторном заводе (СТЗ).

Импровизация в промышленных масштабах

Трактор СХТЗ-НАТИ, послуживший базой для бронетрактора ХТЗ-16

Между тем коллективы ХТЗ и НАТИ нашли способ помочь Родине в этот ответственный момент. О том, была ли это инициатива сотрудников НАТИ/ХТЗ, либо же идея родилась у военных, история умалчивает. Вероятнее всего, речь всё же идёт о предложении заводчан.

В начале июля 1941 года в стенах НАТИ начали реализовывать проект, возрождавший идеи начала 30-х годов. Тогда на базе тракторов было разработано семейство бронированных гусеничных машин, включая самоходные артиллерийские установки. Примерно по тому же пути пошли и теперь.

Работы со стороны НАТИ возглавили инженеры В. Я. Слонимский, в своё время руководивший разработкой СХТЗ-НАТИ, и Е. Г. Попов, позже создавший тягач НАТИ Д (Я-11). Также в работах принимали участие А. М. Черепин и А. В. Сапожников. Последний до того являлся водителем-испытателем тракторов.

Импровизация в промышленных масштабах
Сопровождавшая проект постановления ГКО №219/сс записка. На ней можно увидеть росписи Сталина, Молотова, Маленкова

Уже к середине месяца технический проект бронированного трактора на базе СХТЗ-НАТИ был подготовлен и отправлен на рассмотрение наркома среднего машиностроения В. А. Малышева. В общем и целом предложенный НАТИ бронетрактор был одобрен, и 19 июля Малышев направил Сталину проект постановления ГКО о выпуске двух тысяч таких боевых машин.

Существует информация о постановлении Государственного Комитета Обороны N019 «Об экранировке лёгких танков и о бронировании тракторов». Согласно ему, производство тракторов возлагалось на ХТЗ и СТЗ. На деле эта информация не соответствует действительности.

Для начала, подписанное 20 июля 1941 года постановление ГКО носило номер 219/сс (совершенно секретное) и было озаглавлено как «Об организации производства 2 тысяч бронетракторов». При этом о СТЗ в нём речь даже не велась, бронетрактора планировалось выпускать исключительно в Харькове.

Согласно указанным в постановлении срокам, уже в августе ожидалось получить первые 50, в сентябре 850 и в октябре 1100 машин. Кроме того, как говорилось чуть выше, речь в документе шла не о разработке трактора, а уже о внедрении его в производство.

Не соответствует действительности и информация о том, что выбор делался из четырёх образцов тракторов, причём якобы происходило это в августе. В постановлении ГКО №219/сс чётко прописаны не только база (СХТЗ-НАТИ), но и тактико-технические характеристики бронетрактора. Вооружение машины состояло из 45-мм пушки, спаренной с пулемётом ДТ, бронирование лба достигало 30 мм, бортов 13,5 мм. Трактор должен был развивать скорость 18–20 км/ч по дороге и до 10 км/ч по целине.

Месяц без брони

Впервые обозначение ХТЗ-16 появилось в переписке в начале августа 1941 года. К тому моменту сотрудники НАТИ и коллектив ХТЗ уже начали совместную работу по внедрению бронетрактора в серийное производство. Со стороны ХТЗ работы по ХТЗ-16 велись под руководством главного конструктора М. С. Сидельникова.

Предполагалось, что к 12 августа будет подготовлено два опытных образца бронетрактора, в реальности же к тому моменту удалось сделать только одну машину. Ввиду отсутствия листов толщиной 13 мм корпус опытной машины имел борта толщиной 10 мм, а остальные листы были и вовсе не из брони, а из котельного железа.

Импровизация в промышленных масштабах

Опытный образец ХТЗ-16, август 1941 года

К тому моменту, когда опытная машина вышла на испытания, на ХТЗ вовсю шли работы по изготовлению шасси для бронетракторов. В литературе часто встречается информация, что в качестве базы ХТЗ-16 использовался трактор СТЗ-3, но это не соответствует действительности.

В техническом описании машины чётко указано, что базой для неё служил именно СХТЗ-НАТИ, сельскохозяйственный трактор. Правда, для использования его в качестве базы для ХТЗ-16 пришлось вносить изменения по 27 группам узлов. Это и неудивительно, поскольку СХТЗ-НАТИ с его «носатой» компоновкой и небольшим пространством, пригодным для использования в качестве боевого отделения, в исходном виде как заготовка для бронетрактора не годился. Требовалась его перекомпоновка, а также замена некоторых узлов.

Для начала, мощностью тракторного двигателя 1-МА увеличили с 52 до 58 лошадиных сил. Это немного, но с учётом возросшей с 5,1 до 8,6 тонн боевой массы каждая дополнительная лошадиная сила лишней точно не была. В связи с возросшей массой и форсированием мотора переделке подверглась коробка передач.

Раму удлинили, при этом каретки катков расставили по типу транспортного трактора СТЗ-5, а ленивцы вынесли вперёд. С СТЗ-5 конструкторы позаимствовали и гусеничные ленты, поскольку они больше подходили для боевой машины. Бензобак сместили влево, при этом освободилось место для перемещения вперёд и вправо места механика-водителя. Тем самым удалось выкроить достаточно места для боевого отделения, где размещались ещё двое членов экипажа.

Импровизация в промышленных масштабах

Лобовой лист перед моторным отделением крепился на болтах, чтобы облегчить обслуживание

На переделанное шасси устанавливался бронекорпус, при разработке которого инженеры постарались придать броне рациональные углы наклона. Удалось это лишь отчасти, поскольку сам по себе СХТЗ-НАТИ был небольшим по размерам (длина без заводной рукоятки 3451 мм). ХТЗ-16 оказался не намного больше прародителя – длина 3830 мм, ширина 1870 мм, высота 2300 мм.

Лобовой лист толщиной 30 мм в передней части (перед мотором) имел наклон 20 градусов, у боевого отделения этот показатель удалось довести до 25 градусов. Таким образом, бронетрактор спереди получил защиту от крупнокалиберных пулемётов и 20-мм автоматических пушек. Против противотанковых пушек этой защиты было уже недостаточно. Впрочем, советские лёгкие танки, за исключением Т-50, имели ещё более тонкую броню.

Несмотря на тракторную базу, совсем архаичной конструкцию ХТЗ-16 назвать нельзя. Насколько это представлялось возможным, была решена проблема обзорности, корпус собирался при помощи сварки, вполне грамотно решился вопрос с люками. Установленная в лобовой части рубки 45-мм пушка со спаренным пулемётом ДТ вполне соответствовала стандартам вооружения советских лёгких танков. Другое дело что к 1941 года эта пушка уже устарела.

Импровизация в промышленных масштабах

В борту со стороны места механика-водителя был сделан большой люк

Уникальность ХТЗ-16 не только в том, что это едва ли не самый массовый бронетрактор в истории. Эта машина прошла полноценную программу испытаний, как ходовых, так и огневых.

Согласно изначальному плану, на тракторе планировалось преодолеть 500 километров. В итоге опытный ХТЗ-16 прошёл 470 километров, включая 240 км по булыжному шоссе, 69 по грунтовому грейдерному шоссе, 139 км по проселку и 22 км – в других дорожных условиях.

Для эрзац-машины это очень много. На шоссе средняя скорость бронетрактора достигала 17 км/ч, запас хода оценивался в 119 км. По полю средняя скорость составила 8,9 км/ч, при этом запас хода составил 61 километр.

В ходе испытаний отмечался перегрев двигателя, который, к слову, воздух для работы брал из салона. Учитывая возросшую массу, перегреву не стоит удивляться, к тому же испытания проходили при температуре воздуха почти в 30 градусов. В ходе испытаний на проходимость трактор смог преодолеть 25-градусный подъём, что для импровизированной боевой машины вполне неплохо. Максимально допустимый крен составил 24 градуса. Трактор преодолевал ров глубиной 1,3 метра и вертикальную стенку высотой 55 см, а также брод глубиной 0,6 метра. При больших углах подъёма двигатель глох, проблема решалась доливкой топлива. Также наблюдались поломки гусеничных лент.

Импровизация в промышленных масштабах

Доступ в боевое отделение осуществлялся через большой кормовой люк

Немаленьким оказался и объём огневых испытаний. Всего было произведено 247 выстрелов, из них 147 бронебойными снарядами. Кучность оказалась несколько ниже табличной. Отчасти это списали на наличие люфтов в механизме наведения орудийной установки. Средняя скорострельность достигала 5 выстрелов в минуту. Что тоже частично было связано с люфтами. Нарекания вызвала и бронировка орудия, которая допускала попадание внутрь пуль и осколков.

Импровизация в промышленных масштабах

Установка 45-мм пушки и ДТ в ХТЗ-16

В целом военным бронетрактор не понравился, что и неудивительно. В особом мнении указывалось требование наладить в кратчайший срок выпуск полноценных танков. Более того, 20 июля 1941 года вышло постановление ГКО №222, согласно которому ХТЗ получил задание на производство Т-60. К слову, от этого самого Т-60 бронетрактор позаимствовал некоторые детали, включая смотровые приборы. Другое дело что желание и возможности, как говорят в Одессе, – это две большие разницы.

К 18 августа по Т-60 на заводе всё ещё шла приёмка документации, зато шасси ХТЗ-16 к тому моменту в разной степени готовности имелось аж 329! Правда, они ещё не имели гусениц и электрооборудования. По состоянию на 30 августа имелось уже 1037 шасси, но ситуация с ними приобретала черты критической.

Дело в том, что эти шасси не были обеспечены бронекорпусами. В качестве смежников по бронекорпусам как по Т-60, так и по ХТЗ-16 выступали Ворошиловградский и Ново-Краматорский заводы. По состоянию на конец августа ни один из этих заводов не подал ни единого бронекорпуса, объясняя задержку проблемами с термообработкой.

Импровизация в промышленных масштабах

Проект перестройки СТЗ-5 в бронетрактор. Идею инженеров завода №264 Красильщикова и Немчинского не поддержали

Ситуация оказалась настолько критичной, что первые 33 машины пришлось делать с корпусами из неброневой стали. По состоянию на 14 сентября 1941 года было сдано 36 ХТЗ-16. К тому моменту на территории ХТЗ скопилось уже 1528 шасси, из них 717 без гусениц, 1334 без баков и 1304 без электрооборудования.

Первые ХТЗ-16, которые в переписке ГАБТУ стали также называть Т-16, были выпущены за ворота завода с 7 сентября. Машины имели номера, которые начинались с цифры 16 (16–001 и так далее). В виду того, что серийный номер привязывался к шасси, иные машины имели номера вроде 16–1672. Реальный же выпуск составил 142 бронетрактора.

Уже 16 сентября было подписано постановление ГКО №681, согласно которому ХТЗ планировалось эвакуировать в Сталинград. Производство ХТЗ-16 продолжалось и после этой даты, но о двух тысячах бронетракторов теперь уже речи не шло.

Импровизация в промышленных масштабах

Подбитый ХТЗ-16. Хорошо заметно, что бронетрактор имел камуфляжную окраску

Стоит также прояснить вопрос о якобы имевшем место выпуске ХТЗ-16 в Сталинграде. Для начала, ХТЗ в Сталинград полностью эвакуироваться не смог. Часть тракторного производства оказалось в Рубцовске Алтайского края. Что же касается танкового производства, то оно оказалось не на СТЗ, а на другом сталинградском заводе, №264.

В документах по движению вооружения фигурируют 45-мм пушки, а также переписка о том, куда же их девать. До бронетракторов же заводу №264 не было никакого дела. Помимо заказа на броневое производство по Т-34, это предприятие загрузили ещё и выпуском Т-60.

Впрочем, в середине августа 1941 года инженеры завода №264 Красильщиков и Немчинский написали письмо Сталину и Наркому Судостроительной Промышленности И. И. Носенко. Они предлагали развернуть на территории завода производство бронетракторов, используя в качестве базы тягачи СТЗ-5. Ответ был отрицательным.

Короткий век бронетрактора

Согласно имеющимся документам, ХТЗ-16, имевшие корпуса из неброневой стали, были направлены в учебные части. К слову, шли эти машины не только в Харьков: по одному бронетрактору было направлено в танковые училища Ульяновска, Армавира и Сталинграда. Первой частью, получившей боевые машины с корпусами из броневой стали, стала 12-я танковая бригада, туда попало четырнадцать ХТЗ-16.

Восемь бронетракторов ушло в 14-ю танковую бригаду, один в 13-ю танковую бригаду, пять в 7-ю танковую бригаду. Больше всего ХТЗ-16 ушло в 133-ю танковую бригаду – 36 машин. По восемь машин получили 47-я танковая дивизия и 23-й запасной полк. К слову, сам факт отправки не означает, что машины точно дошли до получателя. Например, формально восемь ХТЗ-16 получала и 35-я танковая бригада, но реально они туда не пришли.

Импровизация в промышленных масштабах

Подбитый и частично сгоревший ХТЗ-16. Эта машина имела не только камуфляж, но и эмблему

По вполне очевидным причинам местом боевого дебюта ХТЗ-16 стал Харьков и его окрестности. 12-я танковая бригада 22 сентября получила задачу овладеть Красноградом (Харьковская область). Судя по оперативным сводкам, дебютировали бронетрактора в боях с итальянцами. В течение нескольких дней 12-я танковая бригада вела бои за Красноград, в городе шли упорные уличные бои. С 27 сентября советским подразделениям пришлось перейти к обороне, бригада понесла тяжёлые потери в танках и живой силе.

Участвовали ХТЗ-16 и в обороне Харькова. 24 октября 1941 года один такой бронетрактор поддерживал ополченцев, сражавшихся на площади возле ЦУМа. В этом бою ХТЗ-16 был подбит, а его экипаж сгорел.

Импровизация в промышленных масштабах

Этот ХТЗ-16 пережил 1941 год, его подбили уже весной 1942 года

Большинство ХТЗ-16 оказалось подбитыми осенью 1941 года. Впрочем, небольшое число бронетракторов смогло пережить сражения 1941 года. Отдельные машины использовались в боях за Харьков в мае 1942 года. Это было последнее их боевое применение, по крайней мере в качестве боевых машин. Вопрос применения ХТЗ-16 в боях 1941–42 годов требует глубокого изучения, которое осложняется тем, что документов за тот период сохранилось совсем немного.

Импровизация в промышленных масштабах

На снимке сразу два типа тракторов, производство которых немцы освоили в Харькове. Разница не только в кабинах, но и в гусеницах

На этом ставить точку в истории ХТЗ-16 рано. Как уже говорилось, к середине сентября 1941 года на ХТЗ скопилось больше полутора тысяч шасси бронетракторов в разной степени готовности. Эвакуировать удалось далеко не все из них: в документах говорится о 809 шасси, оставшихся на заводе.

Ни о каком производстве бронетракторов, разумеется, и речи не было: мало того что немцам они были банально не нужны, так и бронекорпусов к ним не имелось. С другой стороны, немцы были вполне заинтересованы в выпуске обычных гусеничных тракторов, поскольку в условиях распутицы из их техники нормально ездить могли лишь танки и полугусеничные тягачи. Началась переделка шасси для бронетракторов в обычные тягачи.

Вид у них оказался крайне разношёрстным. Какие-то машины переделывались по образцу СХТЗ-НАТИ, установив кабины как на базовом тракторе, но встречались и более чудные конструкции. Гусениц СТЗ-5 хватило не на все машины, поэтому часть тракторов оснастили траками СХТЗ-НАТИ.

Часть тягачей получила самодельные кабины, в которых размещался расчёт. Большинство экземпляров с «обратной конверсией» стало артиллерийскими тягачами, которые использовались для транспортировки в том числе и противотанковых пушек.

Импровизация в промышленных масштабах

АТЗ-3Т, артиллерийский тягач на базе ХТЗ-16

Напоследок стоит упомянуть ещё одну машину, которая была прямой наследницей ХТЗ-16. Как уже говорилось выше, часть производств ХТЗ оказалось эвакуировано в Рубцовск. С использованием эвакуированных мощностей здесь был создан Алтайский тракторный завод (АТЗ), причём главным конструктором на нем оказался всё тот же Сидельников. Уже в августе 1942 года АТЗ дал стране первый трактор, получивший обозначение АТЗ-НАТИ.

Между тем стране требовались не сельскохозяйственные трактора, а тягачи вроде СТЗ-5. Как раз такой трактор в 1943 году КБ АТЗ по главе с Сидельниковым и разработало. Эта машина получила обозначение АТЗ-3Т, в ней угадывались те же технические решения, что и в ХТЗ-16. Даже бак оказался сдвинутым влево, а водитель находился справа.

Благодаря такому техническому решению удалось выкроить место под небольшую грузовую платформу. Кстати, двигатель на этом тягаче также был форсирован до 58 лошадиных сил. Согласно документам, летом 1943 года был построен опытный образец АТЗ-3Т. 1 июля 1943 года начальник ГАУ генерал-полковник Яковлев предлагал выпустить пробную партию тракторов. Но к тому моменту уже началось производство куда более совершенного тягача Я-11, который явно превосходил алтайского конкурента. На этом его история и закончилась.

Источник

>> Читать полностью на Блог сайта «АВТОМОБИЛИСТЫ» (car-day.ru)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector